Роман Неумоев: «Всё, что мы изливаем в этот мир, неведомыми путями возвращается к нам обратно»

- Роман, на Ваш взгляд, существует ли сейчас в России такое явление как «андеграундная музыка» и можно ли сравнить его влияние на общество с влиянием «позднесоветского андеграунда»? Возможно ли появление в нынешних условиях феномена, подобного «сибирской музыкальной волне» 1980-х?

- Само такое явление – андерграунд – существовало и будет существовать всегда и в самых разных областях общественной жизни. Потому что всегда какие-то формы искусства – или вот музыки в данном случае – будут по тем или иным причинам находиться вне массового спроса и за гранью внимания широкой публики. Одни потому, что до этой массовости не дотягивают, другие - потому, что к ней в принципе не стремятся.

Могут быть и такие случаи, когда некие общественные механизмы контроля, действующие или даже специально созданные (скажем, тем же государством), сознательно тормозят или подталкивают те или иные культурные феномены.

Так было, например, в 19-м веке с нашей «классической литературой», которую на поверхность общественного сознания буквально искусственно подняло Третье отделение, руководимое большим умницей графом Бенкендорфом. А не будь во главе этого ведомства такого умного и дальновидного человека, и этого бы не было. А что тогда было бы с нашей литературой? Нет, она бы, конечно, все равно была и развивалась, но как-то совершенно иначе.

В 20-м веке, касательно отечественной рок-музыки, можно вспомнить пример «загадочного» и «мифического» до сих пор для многих «инспирирования» и негласной поддержки питерским КГБ Ленинградского рок-клуба. Последний превратился впоследствии в серьёзную концертную организацию, а все остальные рок-клубы по всей стране благополучно развалились. Народившийся «капитализм», за который идеологи рок-клубовского движения так ратовали, пришёл и просто их уничтожил чисто экономически. Кажется, дольше всех сопротивлялся этот самый питерский рок-клуб, но в конце концов и он пал. Помещение на Рубинштейна, 13 тривиальнейшим образом купили чечены.

Сегодня картина общественного культурного пространства вообще стала многоуровневой, когда возникают, вместо дихотомии «массовое-андерграундное», различные «параллельные культурные пространства», благодаря интернету (где может существовать своё ТВ, радио и пресса) , кабельным телесетям, частному радиовещанию и прочему такому. Там свои герои, свои рейтинги, свои «форматы» и «неформаты». Теперь можно быть очень известным, архипопулярным, но… в очень узких кругах.

А перспективы возникновения некой нежданной-негаданной «новой музыкальной волны из Сибири» весьма маловероятны. Особенно, если учесть происходящие в Сибири процессы этнической экспансии. Ну, а уж если Сибирь заговорит по-китайски!.. Может, кто-то верит в новое китайское чудо в области современного искусства? Нет, в то, что китайцы способны завалить всех новыми дешевыми товарами, в это я верю. И даже какая-то рок-группа (или, может, теперь уже две группы) у них есть. Но китайцы очень рациональны. А рок-музыка - слишком уж иррациональная штука!

Вы слышали «японский рок»? Ну, представление о нём можно получить, посмотрев фильм Квентина Тарантино «Убить Билла». Вот, и представьте теперь «новую волну жёлтого рок-н-ролла»! То есть представьте. Всё играется четко, без ошибок, на самом «фирменном» уровне звучания, исполняются песни Цоя, Янки, Летова... Но, при этом, НИКАКОГО ТВОРЧЕСТВА! Вот вам это нужно? Допустим, нет. А если молодёжи окажется «пофиг»?! И если немного пофантазировать, то можно себе представить процесс вытеснения из московских и питерских клубов нынешних музыкантов некой волной узкоглазых лабухов. Ну, наподобие нынешних «гастарбайтеров». Которые не столь изощренны и изобретательны, но зато способны лупить по струнам четко и без лажи, по несколько часов подряд. Думаю, хозяева клубов будут очень довольны. Им-то что?... Лишь бы народ ходил и бабло тратил.

И, кстати сказать, когда наш рок был вытеснен из залов Домов Культуры в эти самые клубы, вот тут для всех нас и начался «НАСТОЯЩИЙ АНДЕРГРАУНД». Вот сегодня просто на глазах пустеют московские библиотеки. В самой «читающей стране» люди катастрофически быстро перестают читать. И мне уже предлагают ехать в них выступать, как бы с целью их спасения. Вот вам еще одна линия «культурного андеграунда». Впрочем, я боюсь, что мне до всего этого уже нет никакого дела. Я свой выбор сделал однозначно и окончательно в сторону религии. И ни о какой карьере «российской рок-звезды» давно не помышляю. Я, как мне кажется, осознал и почувствовал, «что такое Бог». И в сравнении с этим, всё остальное мне представляется просто ничтожным.

- Насколько возможна миссионерская деятельность с помощью музыки? Насколько это актуально именно для Вас?

- Видите ли, мне известно очень много случаев взаимоперехода из области русского рок-музыкального движения в Церковь. То есть, как «туда», из рока в Церковь, так и обратно. Это дало мне некоторые основания на вопрос тележурналиста Первого канала ТВ в Красноярске (этот сюжет они так и не показали) дать по этому поводу очень короткий, но исчерпывающий ответ. Когда он навел на меня телекамеру и спросил, «что общего может быть между рок-музыкой и православной верой», я ему моментально, не задумываясь, ответил: «Поиск!». Есть «состояние внутренней неуспокоенности», от которого возникает потребность в поиске смыслов и ответов на вопросы, называемые в отечественной культуре - вечными, мучительными и т.п. Возможно, его руководство это так поразило своей неожиданной простотой и очевидностью, что они сочли просто невозможным трансляцию подобных «откровений» по телевидению. Видимо, решили, что «народ к этому ещё не готов».

Впрочем, тут есть и другой аспект. Дело в том, что многие понимают состояние «воцерковлённости» и веру в Бога как некий отказ от всех мыслимых человеческих занятий и увлечений. Мол, если уж говоришь, что «в Бога веруешь», то давай оставляй всё и иди в монастырь. Это типичное для обывательского сознания, стереотипное понимание религии. А вернее, непонимание. Чтобы такие вещи правильно понимать, нужно хоть немного вникнуть в православное вероучение, в основе которого лежит учение святых апостолов, и в первую очередь, учение св. апостола Павла о свободе.

Суть его в том, что Бог явился не для того, что бы указать нам путь молитвы, аскетических упражнений и всех призвать к монашеской жизни. А для того, что бы через Него мы могли обрести «жизнь с избытком». То есть, не отнять у нас всё, чем мы живём, в обмен на возможность «попасть в Рай», а дать полноту жизни, в которой спасение возможно во всех областях человеческой деятельности, при условии принятия Христа как своего Спасителя и примирения с Богом. И это подаётся нам в церковных таинствах, участие в которых вполне возможно безо всякого отказа от каких бы то ни было человеческих занятий. Церковь нас призывает не от занятий и от нашей социальной роли в обществе отказаться, а от греха, способного свести смысл любых наших занятий в этой жизни к логическому нулю.

- Последний альбом «Солнечный крест» мне показался очень радостным. Это, по-моему, сейчас большая редкость – по-хорошему радостная музыка или даже радостный человек. По-моему, люди сейчас разучились радоваться; даже в храме люди, в основном, не радостные, а сосредоточенно-серезные. Почему, по-Вашему, вокруг там мало радостных людей?

- Если в альбоме «Солнечный Крест» и обнаруживается какая-то Радость, то не благодаря происходящему сейчас вокруг, а скорее вопреки. И, наверное, даже вопреки моему собственному, весьма бедственному состоянию и духа, и тела. И это, наверное, потому, что там во многих песнях присутствует тема Христа. А Христос - по моему убеждению, это и есть - «источник всякой радости». Потому что истинная радость возможна только там, где присутствует Правда. А Правда в том, что Богом во Вселенной посеяна Жизнь. И вся радость состоит именно в ощущении этой Жизни, в её переживаниях, пусть иногда и мучительных, а иногда представляющихся даже невыносимыми. Как вот в «Невыносимой лёгкости бытия» у Егора Летова. И боже мой, как ошибаются некоторые, доходя до отрицания Бога и даже до отрицания самой Жизни. Ибо тут и есть начало всякой «безрадостности», иногда доходящей даже до отчаяния.

Что до сосредоточенной серьёзности, кою вы усматриваете на лицах многих прихожан, стоящих в Храме на молитве, то, по-моему, это совершенно очевидная и понятная вещь. Вот если бы они в храме испытывали на себе не «действие божией благодати», а действие какого-нибудь распылённого там наркотика (что, наверное, и можно на себе испытать, не в православном храме, а на каком-нибудь сектанском сборище), то тогда, наверное, можно было бы наблюдать собравшихся там в некоем состоянии общей эйфории. Но неужели вам никогда не приходилось видеть радость на лицах людей, идущих в праздничный, скажем, пасхальный или рождественский, день и несущих в руках только что освящённые батюшкой пасхальные яички или святую воду. А купание в Крещенской проруби, после которого лица делаются раскрасневшимися на морозе, а нутро согрето глотком красного креплёного вина! Да вы попробуйте! Вот и ощутите эту подаренную нам Господом Радость.

- Cпособен ли сейчас музыкант или художник оказать заметное влияние на реальность вокруг себя, насколько ваше творчество устремлено «вовне» – на преобразование окружающего мира? Можно ли сказать, что для Вас музыка – это еще и способ собственного выживания в «последние времена»?

- Видите ли, под «реальностью вокруг себя» можно подразумевать весьма разные вещи. Себя, своё жилище и сад с огородом, круг соседей, друзей, городское окружение, общество в целом. Если вы более-менее известный музыкант или другая заметная для широкого круга людей личность, значит, все они тоже в каком-то смысле входят в ваше окружение. Дворник влияет на «реальность своего двора», слесарь на дела завода, на котором работает.

Вопрос, наверное, не в этом, влияем мы на окружающую действительность или не влияем. Наверное, интереснее было бы знать, как? Какими путями? В каких масштабах? Ну, тут много всяких моментов. Думаю, вряд ли хоть один художник или музыкант, начиная заниматься своим делом, изначально собирается на что-то или кого-то влиять, или, тем более, менять окружающую действительность. Но надобно признать, что у некоторых это очень даже получается, и влияние это может быть весьма заметным. У художника Адольфа Гитлера, например, очень интересно всё получилось. Или у поэта - Иосифа Сталина. Правда, неправильным было бы утверждать, что именно картины одного, или стихи - другого так вот повлияли и изменили реальность, как мы можем это наблюдать в истории 20-го века.

Но и сегодня есть немало примеров, попыток и стремления «влиять» и «менять». Вот у Юрия Шевчука это неплохо получается, или у Эдуарда Лимонова. Трудно, конечно, сейчас определённо судить, как и что поменяют в реальности их выходы на Триумфальную площадь, но всё ж таки. Но вот как песни Шевчука или книги Лимонова повлияли и изменили нашу действительность, это уже совсем другое дело. Мне кажется, довольно неплохо и точно замечено по этому поводу Пушкиным: «нам не дано предугадать, чем слово наше отзовётся»... Или вот еще, народная мудрость: «посеешь ветер, пожнёшь бурю».

Можно еще было бы тут сказать о различном влиянии на эмоции людей той или иной музыки или живописи. Вот рок-музыка, например, довольно жёстко задаёт и формирует, навязывает, если хотите, человеку своё «эмоциональное состояние». А джаз не столь требователен или «агрессивен», что ли, в этом плане. Джаз может быть просто фоном, никак эмоции присутствующих при его исполнении не задевающим. Этим он, кстати, для многих и привлекательнее рока.

Я просто думаю, что если кто-то, за тысячи километров от меня, послушает мою песню и это как-то изменит его настроение, или натолкнёт на некую мысль, или даже побудит к действию, то это тоже будет «воздействием на реальность». И это может считаться «устремлением, направленным вовне», и даже не только через пространство, но иногда и через время. Как спел об этом один из моих друзей Артур Струков: «Мы просто хотели принести в этот мир чуточку добра, чуточку тепла...». И, наверное, это тоже может кому-то помочь «выжить». А если кому-то, значит и нам. Помните? «Посеешь ветер, пожнёшь бурю»!.. Всё что мы изливаем в окружающий мир, неведомыми путями возвращается к нам обратно.

- Сможет ли религиозная идея оказаться способной сплотить гибнущую нацию, вдохнуть в нее новую пассионарность и смысл существования? Или вера важна сама по себе, для каждого конкретного человека, а все ее воздействия – на нацию, страну и т.д. – они уже вторичны и не очень значимы?

- Ну, есть такое утверждение, или тезис, что «идеи правят миром». Или вот, как заметил по этому поводу Василий Осипович Ключевский: «Я не знаю общества, свободного от идей, как бы мало оно ни было развито. Само общество - это уже идея, потому что общество начинает существовать с той минуты, как люди, его составляющие, начинают сознавать, что они - общество». Иногда какому-то отдельному даже человеку удаётся превратить рождённую им идею в некую «ментальную матрицу», способную разворачиваться в общественном сознании уже как мощное и неотвратимо реализующееся явление, или социальный феномен. Так это было с идеями Маркса, Лютера, Ницше и других людей, чьи идеи сильно влияли на историю или даже меняли ее ход. Позволю себе заметить, что вся экономическая идеология нынешней «западной цивилизации», с экспансией которой сегодня приходится иметь дело России, насквозь проникнута идеями Мальтуса.

Тем более, если речь идёт об идеях религиозных. Потому что некое религиозное чувство свойственно каждому человеку. Или можно сказать, что всем людям присущ некий «религиозный инстинкт». Проявляется он при этом, конечно, по-разному, и тут всё довольно-таки индивидуально. Но уж что есть, то есть.

Что до того, чтобы оценивать способность, ну, скажем, той же возрождающейся в нашем обществе православной веры, если её понимать как идею, сплотить нацию или остановить или преодолеть процессы общественной деградации, это, уж извините, очень сложный вопрос, чтобы на него можно было вот так коротко ответить. И мнения тут могут быть самые противоположные.

Это тема для очень серьёзной дискуссии, и на очень компетентном уровне. То, что смысл существования русской нации был довольно сильно «размыт» и подорван навязанной нашему народу ложной идеологией, основанной на одном из сильнейших «измов», изобретенных в «творческой лаборатории» господина Маркса - это уже ни для кого не открытие. А вот как дальше пойдёт процесс возрождения религиозного сознания нашей нации, об этом я, наверное, судить не могу. Потому что, наверное, еще рано. По-всякому еще может повернуться.

Вера и религия имеют огромную значимость и для отдельно взятого человека, и для всего человеческого сообщества. Это бесспорно. И доказано всей человеческой историей. Русская нация сейчас в определённом упадке, и это тоже подтверждается буквально всем происходящим. И процессы этого «национального коллапса», очевидно, еще не достигли той точки и грани, за которой следует ждать обратного движения в сторону возрождения и нового витка национального развития.

И процессы упадка и национальной деградации, и наблюдающийся процесс восстановления и возрождения нашей религиозной идеи, на мой взгляд, не следует рассматривать как два параллельных, и абсолютно связанных, и зависимых друг от друга процесса. Тем более, что они идут как бы в противофазе друг к другу. Мы наблюдаем демографический упадок русской нации и развал национальной промышленной инфраструктуры и одновременно процесс восстановления храмов и увеличение кадрового состава Русской Православной Церкви. У многих возникает своего рода удивление и даже раздражение. Как это может происходить одновременно?! Но надо же понимать! Деградирует и разваливается то, что было построено «на лжи», ради ложной идеи, замешанное на идеологии, «насилующей истину», возомнившей о себе, как о способной заменить собой веру в Бога.

Конечно, важнейшие СМЫСЛЫ НАЦИОНАЛЬНОГО СОЗНАНИЯ оказались искаженными, а некоторые из них необратимо утрачены. Но меня утешает то, что это для нашей нации уже не в первый, как говорится, раз. И что и на этот раз из сознания русских людей не удалось вытравить эту самую религиозную идею. Что «религиозный инстинкт нации» не был окончательно утрачен и, следовательно, есть надежда на «РЕСТАВРАЦИЮ БУДУЩЕГО», как это назвал в своей замечательной книге Егор Холмогоров.

- На альбоме «Солнечный крест» завершающая песня - «Christ is Risen» - исполняется на русском и английском языках. Почему?

- А я вообще вам признаюсь, что считаю наилучшим языком для исполнения композиций в стиле рок английский. Исполнение на любых других языках этой англоязычной по своему происхождению музыки не даёт таких возможностей в плане динамики и ритмической экспресии. Немецкий - слишком «рваный» и крикливый, французский - весьма легкомысленный и романтичный, хотя и более красиво звучит, но он не для такой «жёсткой» музыки, а русский - скорее напевный. Подгонка русского языка под рок, во-первых, сродни эпическому подвигу, совершенному пионерами отечественной рок-музыки. А во-вторых, привела к почти полнейшему его видоизменению, именно как музыки, привела к возникновению некоего сугубо национального, субкультурного феномена и до сих пор весьма спорного явления, которое мы все называем «русский рок».

И мне кажется, это очень хорошо слышно на примере той композиции, о которой идёт речь. Два первых куплета там спеты на русском, но как только происходит переход на англоязычное исполнение, сразу чувствуется, как возрастает динамика, растет ритмическое напряжение и возникает «драйв».

Следует учесть к тому же и то, что эта песня написана в совершенно определённой стилистике рок-н-ролльного стандарта. И потом, сама тема! Один из моих друзей, благодаря которому и был написан этот английский вариант текста, Артур Струков, сам будучи по образованию филологом, очень мне рекомендовал послушать, как красиво звучат церковные службы на английском языке. А песня-то полностью посвящена теме Христова Воскресения!

Всё это, впрочем, не говорит о том, что я собираюсь в дальнейшем переходить в своем творчестве на английский язык. Выходить на уровень европейской или мировой рок-сцены я тоже не планирую. Скромнее надо быть. Да и далеко не во всех написанных мною песнях английский язык является уместным. Многие мои песни по форме и по духу настолько русские, что звучание их на каком-либо другом языке мне самому представляется немыслимым.

- Можно ли в ближайшее время ожидать концертов «Инструкции по выживанию» или ваших сольных концертов? Где они возможны? Возможно ли появление в недалеком будущем новых альбомов?

- О, простите, я, наверное, очень недисциплинированный рок-музыкант, и моя концертная деятельность настолько «пущена на самотек», и мои выступления для меня самого настолько являются неожиданными, что я ничего тут не могу сообщить определённого и известного заранее.

Музыкальный проект «ИПВ» ещё в начале 90-х в Москве именовали «полумифическим», именно из-за того, что, играя где-нибудь свой «неожиданный концерт», никто из нас не мог поручиться, что это всё мы делаем не в последний раз.

Есть артисты и коллективы, весьма серьёзно относящиеся к своей концертной и музыкальной деятельности, воспринимая её, как некую «музыкальную карьеру», или даже «работу». Мы к таковым явно не относимся. И кто знает, может, поэтому «ИПВ» и просуществовала уже как музыкальный проект почти 25 лет.

Сейчас как раз потихоньку идёт работа над записью нового альбома. Он записывается в соответствии с новыми техническими возможностями, которые открыл нам интернет. Запись треков осуществляется каждым из музыкантов прямо у себя дома, в программе «Cubase», и песня возникает по мере пересылки её друг другу через интернетовский файлообменник. И при этом мы смогли вернуться, как это ни странно, к записи «живых инструментов», в то время, когда многие переходят на семплированное, чисто компьютерное звучание. Мы очень этим горды, и нам очень интересно, что у нас из этого получится. А сколько будет еще продолжаться этот «студийный период», сказать сложно. Песен у меня «в столе» лежит еще на добрых два полнометражных альбома.

- «Солнечный крест» производит сильное впечатление своими аранжировками и музыкальным оформлением. Кто эти музыканты, с которыми вы записывали альбом? Насколько легко этот альбом «появлялся на свет»?

- Этот альбом (и это можно обнаружить на одной из станиц обложки, в аннотации) - плод творческого сотрудничества проекта «ИПВ» и музыкальной студии «Gammarecords», созданной в городе Печоры и руководимой музыкантом Василием Геннадьевичем Фетисовым.

Свою творческую и музыкальную деятельность он начал еще в 80-е годы в Санкт-Петербурге и неисповедимыми путями судьбы оказался в Печорах. И так как Василий Геннадьевич является весьма грамотным и музыкально образованным человеком, то и аранжировки, сделанные им в процессе создания альбома, такие грамотные и впечатляющие. Просто он - настоящий профессионал в своём деле.

И для «ИПВ» это далеко не первый случай подобного сотрудничества и содружества с музыкальными профессионалами. Еще в далёких 80-х мы, записывая, скажем, альбом «Конфронтация», вряд ли смогли бы обойтись без помощи профессионала Константина Брыксина из Зеленограда. А когда мы записывали альбом «Смертное», всё звуковое своеобразие там обеспечил прекрасный мастер своего дела - Сергей Зубенко, работавший в Тюменском концертно-танцевальном зале. Можно также вспомнить несколько песен, записанных в те же годы в Тюмени благодаря участию такого музыкального тюменского «зубра» как Слава Воронцов. Это его мощнейшие бас-гитарные рифы можно услышать в песне «Товарищ Горбачёв».

Альбом «Солнечный Крест» записывался в течение почти полугода, и уже где-то в 2008-м попал в интернет - ну как это теперь делается «из лучших побуждений» энтузиастами рунета, думаю, объяснять излишне. Записывался он изначально в «цифровом» звуке. То есть помимо «живых» гитар и вокала, там использовано много семплированных инструментов.

Я, если честно, не в восторге от этого. Но как иначе записываться, в нынешних условиях, просто не знаю. По-моему, никакой особенно сложной, или богато аранжированной музыки без этого теперь и не запишешь. Зайдите в любую питерскую или московскую профессиональную студию звукозаписи, где пишутся сейчас альбомы любыми известными группами, и вы там увидите примерно такую картину: в центре звукозаписывающего комплекса стоит Его Величество Компьютер, а где-нибудь в углу вы сможете обнаружить прикрытый целофаном комплект аналогового оборудования. Его кое-где ещё хранят. Так, на всякий случай, для особо привередливых и чудаковатых богатеньких клиентов. Почему? А кто сегодня может финансово позволить себе писаться на «аналоге»? Только очень состоятельные рок-музыканты! Думаю, вы понимаете, что я к таковым не отношусь.

- В первой песне альбома Вы поете о том, что «здесь идет Духовная война». Является ли для Вас «Солнечный крест» одним из эпизодов этой «Духовной войны»?

- Ну, только ли данный или какой-либо иной альбом? Каждый прожитый в этом мире день - это важнейший эпизод происходящей на протяжении всей человеческой истории Великой Духовной Войны. И надо прожить его так, «чтобы не было мучительно больно».

Спасибо Вам за хорошие вопросы! Всем желаю хорошего настроения от прослушивания нашего альбома!

Беседовал Евгений Лыгин


В нашем интернет-магазине доступны следующие релизы проектов Романа Неумоева:
Инструкция по выживанию - «Rex»
Роман Неумоев - «Солнечный крест»

polden-musicr.ru www.megastock.ru Здесь находится аттестат нашего WM идентификатора 213126077635
Проверить аттестат